Монгольская овчарка (банхар)
Монгольская овчарка (банхар)
81
0

В российской кинологической литературе из книги в книгу, из статьи в статью кочует ссылка на монгольскую овчарку, как на предка среднеазиатских и кавказских овчарок. И ее единственное описание в редакции Мальгинова из журнала "Собаководство" №2 за 1932 год, которое многие принимают за утвержденный стандарт, не подлежащий сомнению.

Когда я "пришла" к монгольской овчарке, то поняла, что эта порода собак - само совершенство в мире собак. Впервые я встретилась с ней в Увэрхангайском аймаке вначале 80-х годов ХХ столетия. Это произошло в те годы, когда чабаны могли позволить себе содержать на отарах десяток и более роскошных монгольских псов, местное название у которых "монгол банхар", где "банхар" это пухлый в щеках, богатый пухом, или более древнее и реже используемое, - баавгай, бавгар (медведь, медвежьеподобный). Все эти названия визуально отлично характеризуют фенотипические особенности этой породы.

Я остановилась на очередном хоттоне-стойбище, приехав туда для сбора сведений о количестве скота. Вечером, отдыхая в юрте, я забавлялась с щенками от ласковой блестящей "монголятки", которую впустили внутрь переждать дождь. Когда снаружи послышался шум из-за прихода волков, "монголятка" заволновалась, затем подтолкнула носом мне щенков, мол, присмотри, пока я поработаю, и пулей вылетела навстречу опасности. Только на первый неопытный взгляд, кажется, что собаки бегают бестолково. Появилась реальная угроза, и немедленно включился стайный интеллект. Они работали очень слаженно и грамотно. Взяв кольцом отару и юрту под свою защиту, они сновали короткими перебежками туда-сюда, примерно, на одинаковом расстоянии, чтобы волки с любого положения не смогли прорвать эту цепь. В сумерках, невесомо бегающие "монголята" с задранными к небу и оскаленными мордами, издающими жуткий, сиплый и басистый полу-лай, полу-вой, с горящими, как угольки красновато-оранжевыми глазами, были похожи на чертей. Кстати, в монгольской религиозной живописи эти собаки изображены с красно-оранжевыми глазами и тоже похожи на чертей. Изредка из темноты, то тут, то там появлялись высверками, а затем исчезали зеленые огоньки волчьих глаз. Там же озвучивались короткие схватки между собаками и волками. Монголята волков отогнали, но до самого утра не размыкали кольцо защиты людей и скотины.

Прошли годы, жизнь расставила свои акценты, мне было не до монгольских собак, но видно Богу было угодно, чтобы я вернулась в Монголию в поисках истины. Под впечатлением статьи Мальгинова, которая многих увела не в ту степь, я тоже думала, что бурятские семьи содержали в прошлом по две-три особи монгольских овчарок. Это потом до меня дошло, что у западного человека, каковым являлся Мальгинов, значения слов бурят и монгол является равнозначным, хотя между ними, как говорят одесситы, две большие разницы, несмотря на родовую общность. И республика в то время называлась Бурят-Монгольской автономией.

Сведения о монгольской овчарке я начала искать в библиотеках г.Улан-Удэ, запрашивала по межбибу все библиотеки России, затем изучила историю, краеведение, этнографию, прикладное искусство бурятского народа, его богатейший национальный фольклор, опросила всех ученых Бурятской Сельхозакадемии (БСХА), Бурятского научного центра (БНЦ), но не нашла ни единого доказательства о существовании в культуре у бурят монгольской овчарки как таковой и у такого явления есть серьезные основания. В культурном наследии бурят оставила свой след в его менталитете легенда о происхождении людей, в которой по вине собаки люди были оплеваны злым божеством, поэтому собака была проклята навеки. Некоторые ученые почтенного возраста подтверждали, что на территории Бурятии действительно были монгольские собаки, которых старики иногда называли тибетскими, но все они в один голос заявляли, что такие собаки были невероятно редкими даже в стародавние времена.

Своей национальной бурятской породы собак у бурят никогда не было, им было не свойственно заниматься собаководством, несмотря на почти повсеместное скотоводство. В словаре бурятского языка есть всего три слова о собаке: Нохой - собака, Гулгэ - щенок, и Хотошо - дворняжка, дворняга, дворовая собака. Дворовой собакой может быть любая беспородная или породная собака, а у нас в Сибири - лишь бы не замерзла зимой. Логической связки между понятием дворняжка и понятием порода - не существует в природе.

Географическая структура Бурятии сильно разнится от невероятных просторов Великой Степи - Гоби. Поэтому скотоводы-буряты сбивали не очень большие стада, примерно до 500 голов. В Монголии количество скотины на отаре доходило до 4000 голов. Кроме того, в Бурятии было более распространено отгонное скотоводство, а в Монголии - кочевое круглогодичное. Это одна из главных причин для монгольского чабана в жизненной небходимости содержать на отаре несколько собак, тогда как бурятскому чабану хватало собственно себя или еще одного помощника.

Если в культурном наследии бурят нет ни слова о пастушьих собаках, то культура монголов изобилует сведениями о собаках, причем на самом высоком уровне. В словаре монгольского языка слово Нохой - (собака) имеет 142! значения, в которых, выражаясь современным языком, есть понятия о кинологии, собаководстве, селекции. Ни в одном языке мира этого нет. О чем это говорит? О том, что у монголов была богатейшая культура развитого собаководства. Да такого, что все современное собаководство всего мира, не побоюсь резкого сравнения, - в подметки не годится монгольскому! Специалисты высшего пилотажа, по-монгольски "канючи", могли управлять на облавных охотах одновременно сотнями и тысячами собак! Об этом писал еще Марко Поло. Потом постепенно облавные охоты утратили свою актуальность, а вместе с ними ушло то высочайшее мастерство дрессуры собак. Но язык сохранил память об этом, петроглифы сохранили память об этом, легенды и песни сохранили память об этом, письменные свидетельства современников тех лет сохранили память об этом. Но все это только в Монголии и только у монголов. К Бурятии и бурятам это не имеет никакого отношения, несмотря на то, что большая часть из них - выходцы из монголов, и у них общий предок - МОНГОЛ.

Изображения монгольских банхаров встречаются на петроглифах, на могильных камнях, в прикладном искусстве, в скульптуре, в религиозной живописи. О них говорят в легендах, в шаманских призываниях, в песнях-сказах улигеров, в поэмах, в юролах-благопожеланиях. Они есть в традициях содержания, воспитания и захоронений самих собак, и даже в государственных законах, защищающих собак. Убийство собаки было делом не богоугодным. Ни в одной стране мира этому нет аналогов. Таким образом, в полном объеме подтверждается исторический, этнографический и биологический статус монгольского банхара.

Я немного забежала вперед, но тогда первые сведения о "монголятах" стала находить в архивах Русского Географического Общества (РГО), которые были в Хранилище Восточных Рукописей (ХВР). Они были в отчетах путешественников прошлых столетий, в китайских летописях, в научных исследованиях археологов. До начала своих поисков я полагала, что первые собаки "зародились" на Тибете, а уж оттуда ушли в Монголию и в другие стороны, но, собранные мною доказательства привели меня к тому факту, что тибетские мастифы (доги) и монгольские овчарки не являются по отношению друг к другу ни предковой, ни потомковой формой. Это две совершенно самостоятельные породы.

Иркутские археологи в местечке Усть-Хайта обнаружили череп собаки, датированный 8300 лет, который внешне очень похож на череп монгольской овчарки, расхождения весьма незначительны, учитывая восьмитысячелетнюю разницу возраста черепов! Сбор доказательств в пользу того, что, наконец-то, хоть у одной породы появится ископаемый предок, - вопрос времени.

Ученые Шведского Королевского Технологического института г. Стокгольма исследовали ДНК более 500 пород собак со всего мира. Четырехлетнее исследование собачьей генетики включало в себя изучение митохондриальной ДНК. По мнению старшего научного сотрудника института Питера Саволяйнена, нынешние собаки несут в себе гены, по меньшей мере, пяти волчиц. "Получается, что собаки сформировались в Восточной Азии и оттуда расселились по всему миру", - говорит ученый.

Естественно, поиски монгольской овчарки привели меня в Монголию. Там любую пастушью собаку называют хоньч нохой (овечья собака, овчарка, от слова хонин - овца). И все пять национальных чисто монгольских пород собак могут пасти скот: банхар, узэмчи, тэйга-нохой, борз-нохой, шарайд, но всех превосходит банхар по своей надежности и самостоятельности мышления.

В Монголии есть предание, которое говорит, что монгольская аборигенная собака в давние времена мигрировала из Тибета. Один паломник ходил на Тибет поклониться буддийскому божеству Ехэ Джуу. Обратно он вернулся с необычным алхумчином (собака сопровождения). Это был белогрудый банхар с "дурвэн нудтэй", то есть "четырехглазый". Ему приписывают способность видеть злых духов "второй парой глаз" даже, когда он спит. У некоторых банхаров есть привычка застывать в сидящей позе с закрытыми глазами, - монголы верят, что они молятся за своих хозяев. Поэтому таких собак в Монголии называют "зуугийн нохой" (молитвенная собака), считают их божественными животными, получившими благословение от бога Джуу. Но, самое интересное состояло в том, что медитировали только "черно-подпалые очкарики", и ни одна черно-подпалая собака, напоминающая по фенотипу тибетскую, не могла и никогда не делала этого. Во время благопожеланий такой умершей собаке говорят, чтобы ее душа, вернувшись на Тибет, переродилась там в человека: "В следующей жизни родись человеком в стране богов", значит, ламой, при этом нужно было похоронить собаку на вершине снежной горы так, чтобы ее голова "смотрела" на юг, то есть, на Тибет. И хотя современные кинологи знают, что "четырехглазие" это рецессивный генетический признак, все-таки, в глубине души многие отдают предпочтение именно ему, - столь глубоки корни веры в чудо.

Но, буддизм пришел в Монголию в средние века при Чингисхане, и, судя по этой истории, в ней идет речь о тибетской собаке, буде она называться тибетским догом или мастифом, которую тоже назвали банхаром за их внешнее сходство на первый взгляд.

А в Монголии задолго до этого предания, на протяжении тысяч лет всегда были банхары, как самая распространенная порода собак, но у нее было не "четыре глаза", а "очки на глазах". В древних шаманских призываниях монголов описывались собаки именно с окрасом "черные очкарики с белым пятном на груди".

Вероятнее всего, с кочевниками Азии, будь они скифы, хунну, тюрки или монголы, распространились по всему миру потомки монгольских и тибетских собак.

За основу возьмем старинное монгольское название этой собаки - "б?вгар", то есть косматый, лохматый, медвежьеподобный, что вполне соответствует внешнему виду животного в период оброслости. Но в современном разговорном языке это название редко используют. В Монголии, сегодня более популярно название этой собаки - "б?нхар", то есть пухлый в щеках, или богатый пухом, что напрямую подтверждено гистологическими исследованиями. Итак, название: монгольская овчарка - банхар.

К слову о монгольской овчарке, стоит рассказать о древнем народном календаре монголов, который официально был введен в Монголии в 1210 году.

Каждое животное определяло хозяйственное назначение того места, с которым его связывала традиция. Так, Собака - символ охоты, в северо-западной части юрты под знаком собаки хранилось оружие, и т.п. Год Собаки считался твердым, мужским годом. Рожденного в год Собаки мужчину, считали прирожденным воином и охотником. Монгольская пословица "Скотоводу нужна собака, охотнику - ружье", говорит о том, что собаку сравнивают с орудием производства.

Отзывы
Ваш отзыв успешно отправлен.
Отзывов нет
×

Подпишитесь на новости
Москва
Санкт- Петербург